TOP

#

Полсотни Иванов и горстка Степанов | Податное население Иркутского уезда конца XVII века

  • Досье
  • 17.05.2024 02:50

О чем можно задуматься вечером четверга? О горячей ванне? Теплой постели? А как насчет податного населения Иркутского уезда конца XVII века? Вряд ли вы когда-нибудь задавались вопросом, что творилось в медвежьем углу Московского царства в преддверии царствования Петра Алексеевича. А ведь податные книги - один из ценнейших источников для изучения не только демографии и экономики, но также социальной и даже культурной истории нашей страны. Попробую вам это продемонстрировать.

В темных и пыльных хранилищах РГАДА хранятся переписные книги посадских людей и крестьян Иркутского уезда за 1686 г. и 1699 г. Как источник по истории региона - ценнейшая находка для профессионалов. А все потому что это первые подворные переписи, которые провели в этих далеких краях. Сам город Иркутск был основан в 1661 г., а потому свежий источник по теме Восточной Сибири подобен мане небесной. Составлял эти переписные книги славный малый Федор Сергеевич Сверчков. По должности стряпчий, по жизни - красавчик. По его записям можно наблюдать приятное глазу изменение. В 1686 г. у нас есть сведения лишь о 35 посадских дворах, в то время как тринадцать лет спустя - уже о 110. Город рос, город менялся. Размер оброка оставался неизменным.

Аналогичная ситуация с крестьянами. Переписная книга 1686 г. сообщает лишь о 140 налогоплательщиках, у которых были известны город происхождения, год прихода в уезд, состав семьи, размер пашни и оброка. Перематываем время вперед. И вот на самый конец XVII века под Иркутском проживает уже 235 семейств. Подавляющее большинство поселенцев были женаты и имели по два-три сына на семью. Причем, что самое интересное, вступать в брак и заводить семью новоприбывшие не торопились. По сведениям книг часть крестьян имела холостых сыновей и братьев в возрасте 20-25 лет. Некоторые крестьянские хозяйства, судя по всему, управлялись довольно предприимчивыми ребятами. Все потому, что перепись 1699 г. фиксирует привлечение к пахотным работам ясырей - работников из бурят или монголов. Не обошлось также и без любителей экзотики. Пять крестьян в той же самой книге записаны одновременно холостыми и имеющими детей. Такое могло произойти только если русский мужик взял себе в жены азиатку-иноверочку, с которой венчаться браком было проблематично.

Помимо таких "банальных" фактов, как размер оброка и количество людей в новоосвоенном регионе, переписные книги могут помочь исследователям народной антропонимики XVII века. Ученым, что изучают имена, в общем. Дошедшие до нас памятники фиксируют 107 уникальных мужских имен со следующим разбросом народа по частоте: ► Иван - 68 имен; ► Василий - 39 имен; ► Федор - 22 имени; ► Семен - 20 имен; ► Петр - 17 имен; ► Григорий - 16 имен; ► Степан - 15 имён.

А это ведь мы еще не берем в расчет практики двойного имянаречения! А ведь такие тоже были. Нечасто, но все таки. Переписная книга 1686 г. упоминает некого Шумила, который после крещения стал Кузьмой. В другом куске той же книги есть странный парень, по имени Микул Никифоров Вока. И, что самое интересное - целый один Николай! Казалось бы, странного тут ничего нет. Однако как минимум до середины XVII века существовал неписанный запрет на крещение в честь Николая Чудотворца. И отсутствие толп Николаев под Иркутском может говорить о том, что среди сибиряков этот запрет еще соблюдался. Переписные книги сложно назвать захватывающим источником для пересказа или превращения в анекдот. Однако они дают исследователям возможность работать с серийными сведениями. Записи разных лет сравнивают, проверяют, считают оброк, имена и хозяйства. Шаг за шагом такая работа дает плоды. Хозяйство, семья, социальный состав - всё это понемногу становится более понятным и доступным, так что писать историю региона становится легче. Единственное, что отравляет душу исследователям крестьянства XVII века - это запрет фоткать крутые документы. Коли б можно было бы - жили бы в Раю. Автор: Мария Парфеня

Бои за Историю

Wiki