TOP

#

Первый выстрел и первое попадание в цель рядового Мансура Абдулина (хроника душевных переживаний храброго новобранца)

  • Секреты
  • 19.05.2024 23:51

Свой первый боевой выстрел на войне минометчик Мансур Абдулин произвел 6 ноября 1942 года на Юго-Западном фронте из самозарядной винтовки Токарева. Дело было так.

Накануне состоялось торжественное собрание. Как-никак 25 лет советской власти! Бойцы дали клятву выполнить приказ Родины "Ни шагу назад!" и двинулись на передовую. Быстро и без проблем переправились через Дон и почти бегом углубились в балку на высоком правом берегу.

Командиры то и дело подавали команду "Под ноги!", что значило быть максимально внимательным и не упасть на ходу. Для минометчиков, нагруженных лафетами, стволами и плитами, это было вдвойне опасно. По инерции железо могло запросто расплющить затылок. Легко раненные бойцы не выдерживали тяжести вьюков и погибали, не добравшись до цели. Товарищи снимали с них ношу и мчались дальше. Комсорг роты Абдулин следил, чтобы у погибшего комсомольца забрали комсомольский билет.

Бегут солдатики по балке, перепрыгивают через какие-то мешки или кочки, в темноте не видно. В нос им бьет смрадный запах, заставляя бежать быстрей. Вдруг фиолетовая ракета зависает в небе и становятся видны лица трупов. Фашисты и наши лежали на мерзлой земле вперемежку.

Абдулин прыгает через трупы и краем сознания удивляется: как быстро человек свыкается с тем, что в воображении невозможно уместить. И в том же краешке сознания он начинает испытывать странное удовлетворение от того, что как и все он не показывает вида, как и у всех, его лицо выражает строгую сосредоточенность.

На самом деле, комсорг Абдулин потрясен картиной, открывшейся в фиолетовом свете ракеты. Это и есть страшная реальность войны, обстановка, из которой шлют извещения: "Погиб смертью храбрых...". Но марш-бросок и свист пуль над головой временно отвлекают его от печальных мыслей.

Минометчики спрыгивают в траншеи и слышат несущееся навстречу, перемешанное с хриплым матерком:

Фронтовичков сдувает из траншеи как ветром. Как призраки они растворяются в балке вместе со своими минометами, "максимами". Были и вот их уже нет.

Абдулин немного растерян. Он0, конечно, не ожидал торжественной встречи и собрания с кумачевыми скатертями на столах, но столь молниеносное исчезновение прежних обитателей траншеи его неприятно кольнуло. "Старички" даже не показали, что тут надо делать, как воевать

Рано утром Абдулину нужно дежурить в окопе. Свободного времени пара часов. И в тишине и бездействии на него снова накатывается чувство, имя которому - страх. В голове назойливо всплывает картинка, увиденная в балке: фиолетовые лица трупов.

Подходит Суворов, командир расчета. Ему тоже не спится.

И начинается разговор. И выясняется, что всем тут страшно. И что Суворов, хоть и старше Мансура на семь лет и воевал с первых дней, а и ему тоже не хочется умирать.

И вот Мансур Абдулин стоит с винтовкой Токарева и смотрит в перископ. До немцев метров 300. Светает. Время идет. Немцы благоразумно прячутся. К Абдулину опять приходят мысли о смерти. Многие его товарищи погибли за сотни километров от передовой, в разбомбленных эшелонах. Неужели и он будет даром убит? Для этого ли он с такими трудностями старался попасть на фронт, чтобы умереть, не увидев своего врага?

Мысли обрываются, когда впереди начинается шевеление. Сердце солдата заколотилось. Стрелок он меткий, со ста метров может продырявить консервную банку. Но при виде трех немцев, несущих по охапке соломы через плечо, самообладание его покидает. Надо стрелять! Но руки трясутся - прорезь, мушка и цель отказываются совмещаться. Абдуллин потеет. Его глаза заливает пот. Винтовка ходит в руках ходуном.

Убедившись, что будет промах, Абдулин нажимаю на курок. Немцы мгновенно исчезают, а он медленно сползает на дно ячейки. Чувство стыда и ненависти к самому себе охватывает его с головы до ног.

Мысли отчаяния проносится в голове за доли секунды. С почти равнодушным лицом Абдулин встает и вновь припадает к прикладу винтовки. Ну где там его фрицы?

В перископ он видит, как они убегают , согнувшись ниже и с большими интервалами, по своей траншее. Попасть в них теперь гораздо труднее. Но руки уже не трясутся. Абдулин делает опережение на пару сантиметров перед средним фрицем и плавно нажимаю курок.

Передний немец , совсем согнувшись продолжает бежать, а второй замирает, выпрямляется во весь рост, голова его неестественно запрокидывается назад, и, винтом крутнувшись вокруг себя, он падает, словно тряпочный, вниз. Что происходило с третьим, Абдулин не уследил.

"Никто из наших не поверит, что я убил фашиста!" - проносится в его голове. Только что он осыпал себя бранными словами, а теперь ему хочется утолить свою гордость. Но никто ведь не видел!

И вдруг он слышит

А это комиссар батальона капитан Четкасов оказался свидетелем второго выстрела Абдулина. Вскоре выяснилось, что не только в батальоне, но и в полку Абдулин первым открыл боевой счет. За это командование представило его к медали "За отвагу".

Понравилась статья? Ставьте лайки и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить новую статью

О неточностях и опечатках пишите автору

Wiki